А. Иванушкина: Интервью из мастерской художника Виктора Сафронова

16.04.2015

В. А. Сафронов - народный художник РСФСР (1983), лауреат Государственной премии им. И. Е. Репина (1975), награждён Золотой медалью Академии художеств СССР (1971), Серебряной медалью им. М. Грекова (1970), орденом «Знак почёта» (1986), Золотой медалью Союза художников России (2011), лауреат премии им. А. Пластова (2008), лауреат премии им. Н. Фешина (2014). Виктор Алексеевич Сафронов родился в 1932 году в Горьком (ныне Нижний Новгород), в 1953 году окончил Горьковское художественное училище, с 1969 года живёт и работает в Ульяновске.- Вы относитесь к поколению, которое принято называть «дети войны».

А.И.: Расскажите о своих тогдашних переживаниях, как Вашу семью затронула война? 

В.С.: Родился я в городе Горьком, там же проходило мое военное детство. Когда война началась, всё сразу же изменилось – сознание посерело, померкла радость в людях, сразу стало заметно, что они чем-то придавлены. Все боеспособное население чувствовало близкую смерть. Это была глобальная война, масштабная сама по себе, коварная, она никого не щадила. Взрослое население это чувствовало глубоко и проникновенно, всем сердцем, всем сознанием: очень велика вероятность не вернуться с фронта. На момент начала войны мне было всего 9 лет. Дети еще не могут до конца осознать тяготы войны, хотя и у детей радости никакой не было. Родителям было хуже…  

В 1943 году мой брат заканчивал школу, было голодно, пошел он работать на завод, а через месяц примерно его призвали.  Через два месяца он погиб…  Отучившись в Подольске, брат стал лейтенантом, его с ротой послали проверить позиции, немцы их обстреляли из минометов. Всю роту положили. Это был первый бой моего брата. И последний. Он, может, и не выстрелил ни разу… Достаточно много глупости, какой-то бесшабашности, непродуманности было: зачем было их было посылать туда, ведь прежде  разведка должна была бы поработать. Война была жестокая, немилосердная, страшная… Добралась она и до Горького. В городе было много стратегических объектов: танковый завод, завод, где собирали двигатели, —все это бомбили нещадно. После зимы 41-го года, когда немцу не дали захватить Москву, настроение немного изменилось.

Над нашим народом нависал еще и культ Сталина, страх репрессий. Во время войны этот страх несколько угас, ушел.  Когда Сталин обратился с таким эмоциональным, душевным призывом «братья и сестры!», люди не то чтобы простили, но прониклись и воодушевились. Очень важно, когда вождь обращается не с официальной сухой речью, а как–то по-дружески, по-отечески. На самом деле обстоятельства войны моментально перевоспитывают любого человека, и на Сталине это тоже отразилось. Все это как бы перекрыло события 37 года, и человек был обращен лишь к войне. Сколько же сил надо было советскому человеку, чтобы ежедневно готовиться к встрече с врагом, и не только в бою, но и работая на заводе! Враг прет, он механизирован, быстро идет. Наши солдаты полуголодные, холодные, отмеряя сотни километров пешком, занимают позицию – а воевать сил уже не осталось. Немцы из-под прикрытия из минометов решетят и решетят – доставалось больше всего пехоте, с землей всех месило… 

В начале войны люди вообще были в растерянности: действовал приказ «Не поддаваться на провокации!». А какая это провокация, когда враг жжёт и давит уже на нашей территории?! Самый яркий пример – Брестская крепость, где офицеры на свой страх и риск взяли на себя командование обороной. Это был ад, сколько людей полегло! А ведь крепость была рассчитана на длительную осаду: там были и запасы питьевой воды, и продовольствия. 

Естественно, были роптания, высказывания критического плана со стороны простого народа, поругивали кое-кого за головотяпство и прочее, но на официальном уровне это все отметалось и умалчивалось.  Людям тогда информации давали очень мало. Только после смерти Сталина и разоблачения Хрущевым «культа личности» до нас понемногу стала доходить правда, в том числе о войне, писатели и художники стали освещать тему войны более глубоко и правдиво. Во время войны и сразу после ее окончания фронтовикам не очень-то было позволено на эту тему распространяться. Но что-то просачивалось от людей, прошедших войну с винтовочкой и с десятком патронов, которые велено было беречь, а последний для себя всегда держать. И это была война, непохожая на ту, что показывали в кино. В фильмах все было далеко не трагично: была любовь, шуточки-прибауточки, хорошие песни, яркие звезды – скорее романтика, а не война.  Я даже на одном из пленумов заявил: «Нам надо повернуть к такому кинематографу, который отражает более-менее правдиво те события!» Киношники обиделись - руководство, конечно.  Я и сам не то, чтобы сразу определился с военной темой в своем творчестве, хотя с детства войну помнил – и голодуху, и нехватку всего и вся, и прочие вещи. 

А.И.: У Вас есть картины, например, «58-ю оставить!», «Умер Сталин», где явно прослеживается аналогия между тоталитаризмом Советского Союза и режимом  Третьего Рейха.

В.С.: Разумеется, эти вещи «прихватывают» еще с детства, когда родители, грозя пальцем, одергивают тебя: туда не лезь, так не говори, молчи и т.д. Это понятно – они беспокоились за нас; вокруг было немало стукачей, которым достаточно было записочку написать «такой-то сказал то-то и то-то». Все! - ночью придут и под локоточки тебя выведут. На моих глазах сколько людей исчезло! Причем, в мирное еще время.  Помню, в детстве, лет в 5-6, у меня был хороший друг. Казалось бы, какая дружба в таком возрасте, а я этого паренька до сих пор помню. Отец его был военный, большой чин, мать молодая. И вот в один день - раз! - и они исчезли, и всё. Учитель, который преподавал мне первые уроки по искусству, фронтовик, получил 10 лет за анекдот про хлеб. В Буреполомской колонии сидел, под Горьким, оттуда уже писал: «Батюшки! Да здесь весь драмтеатр, мы занимаемся постановкой спектаклей».

А.И: Чего в ваших работах больше - поучения или документальной  точности?

В.С.: Предыстория: как я написал «Танго смерти». Один из комендантов Яновского концлагеря (Польша, ныне - Львов, Украина) проявлял страсть к уничтожению людей - сам руководил казнью, вешал несчастных под музыку «Танго смерти». Ну вот я и сделал эту вещь, написал картину «Танго смерти». Это первая моя большая работа. Молодой еще был, училище уже закончил, правда, но еще не состоял в Союзе художников. Конечно, этот опыт был незрелым, без всякой, хотя бы моральной, поддержки со стороны старших, без какого-либо слова напутствия. Когда показал эту картину, получил выговор: не подобает так изображать советских людей, священную для нашего народа войну и т.п. Как нельзя?! – возражал я, - ведь, это же было на самом деле! Это документ! Это же истина! Почему же не показывать людям настоящую историю? Разве художник должен заниматься лакировкой прошлого? В-общем, это обстоятельство только подлило масла в огонь, раззадорило меня творчески. 

Я решился на другие эксперименты, но нарочно несколько смягчил композицию. Подумал: не буду так резко обострять, пусть пока все сносно будет. И я написал полотно «Вставай, страна огромная, 1941», превратив строчку из песни в название картины, в слова-лозунг. И, действительно, гимн этот настолько патриотичен и величественен, что никто из наших идеологов своими сухими официальными речами с красивыми заученными фразами, не сравнился с ним по силе воздействия. «Вставай страна огромная!» - это о том, кто защитил и спас нашу страну: кто же, как не она сама?  Эти слова посвящены тем фронтам, что приняли на себя самые тяжелые, самые страшные бои в то время, когда союзники, от которых ждали скорейшей помощи, стояли и смотрели в бинокли, кто кому скорей хребет переломает. 

Дай бог, чтоб мои картины оставили хоть какие-то раздумья у будущих поколений. Основная идея в моих работах – не надо нападать, не надо воевать, никогда и ни с кем. Особо это касается тех, кто имеет неумеренные аппетиты на русскую землю. Ведь история показывает, что от войны, кроме смертей, ничего не остается, пустые места. Истребляется человек, сиротеют земли… Война – это самое страшное преступление. 

А. Иванушкина, Ульяновск, мастерская народного художника России В.А. Сафронова, апрель 2015 г.


Комментарии


Написать комментарий

Заголовок:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:
Введите текст на картинке
обновить текст
Партнеры

            

Облако тегов
мастера живописи, конкурсы, реалистическое искусство, благотворительность, выставки, выставки в Тольятти, Давид Бурлюк, Максим Кантор, музеи, Владимир Юкин, Сергей Герасимов, Бубновый валет, фестивали, Аркадий Пластов, Альберт Папикян, ТГУ, МГАХИ имени Сурикова, меценатство, Николай Кузнецов, Андрей Тутунов, авангард, современное искусство, Валерий Кокурин, Владимирская школа живописи, Ким Бритов, Выставка Красные ворота, Александр Рукавишников, Сергей Шаров, Гелий Коржев, Скульптура, Сергей Галета, Академия Художеств, Станислав Никиреев, графика, конкурсы Академия художеств, Красные ворота, гиперреализм, натюрморт, Николай Фешин, актуальное искусство, реализм, Российская академия художеств, Творческий союз художников, соцреализм, суровый стиль, живопись, РАХ, советский неореализм, Никита Макаров, русский реализм